tsarev_alex (tsarev_alex) wrote,
tsarev_alex
tsarev_alex

Categories:

Перепост: возвращение Ваньки Жукова

Письмо Ф. дедушке Котлеру

Ванька Жуков, двадацтипятилетний провинциальный маркетолог,
отданный три месяца тому назад в ученье к брэнд-менеджеру Аляхину,
 в  ночь  под  Рождество  не  ложился  спать.
Дождавшись, когда топ-менеджеры ушли на афте-пати Брэнда года, он
 достал из стола Паркер с  заржавленным  пером  и, разложив перед
 собой измятый лист из под брифа, стал писать. Прежде чем  вывести
 первую букву,  он  несколько  раз  пугливо  оглянулся  на  двери
  и  окна, покосился на мерцающий монитор и камеру видеонаблюдения.
 Камера давно не работала, но все же ревностно поблескивала красной
 лампочкой. Бумага лежала на стойке ресепшна, а сам он  стоял вполоборота,
 чтобы вовремя заметить, если кто войдет.
 

 "Милый дедушка, Филипп! - писал он. - пишу тебе письмо.
Поздравляю вас с ростом котировок Доу Джонса и американского рынка
 рекламы на 6 али 8 процента.  У нас тоже все растет и дорожает. 
Нету у меня тут ни Нордстрема, ни Траута, только ты у меня один остался".
     Ванька перевел глаза на темное окно, в котором мелькало отражение
его Nokia 8800, и живо вообразил себе дедушку Котлера,  служащего
Профессором Высшей школы менеджмента Дж. Л.Келлога при Северо-Западном
университете.  Это  маленький,   необыкновенно юркий и подвижной
старикашка лет 65-ти,  с  вечно  смеющимся лицом и пьяными глазами.
Гуру маркетинга. Днем он балагурит на лекциях с благополучными
студентами, а по вечерам строчит дорогие статьи в научные журналы
   Теперь, наверно, Котлер сидит на крылечке собственного дома на
побережье, щурит глаза на ярко-синие окна небоскребов или слушает
 свой Ipod Video. Мерседес его запаркован тут же, посреди аккуратно
стриженной лужайки зажиточного пригорода. А погода великолепная.
Воздух тих, прозрачен и свеж. Ночь  темна, но видно все американское
 селение с его белыми крышами  и полотнищами американских же флагов
на шестах...
     Ванька вздохнул, наскоро проверил sms-ку и продолжал писать:
     "А вчерась мне была выволочка. Групп-брэнд-менеджер вывел меня
 прямо с агентского фуршета и отчесал шредером за то, что я качал
с медленного FTP ихний международный ролик под адаптацию и  по
нечаянности заснул. А на неделе еще директор по трейд-маркетингу
велела мне сделать им принты под паллетную выкладку, а я начал
брэнд-гайд новый спрашивать, а она взяла этот брэнд-гайд и ейной
 обложкой  начала  меня  в  харю тыкать. Кто ж знал, что он тутова
на видном месте лежит. Подмастерья из стратегического планирования
надо мной насмехаются, посылают в Иль-Патио за  пиццой и велят красть
 бюджеты с регионов,  а  финансовый контролер бьет потом чем попадя.
Чаще бонусами. А  еды нету хорошей никакой. Утром дают круассаны из
Кофе-Хауса, в обед пасту разную с ракушками чаще и к вечеру тоже суши,
а  чтоб  чаю или щей, то тут этого совсем не трескают. А спать мне
 велят  в  Бутово ехать, на съемную, а когда дедлайн у кого ихний плачет,
я вовсе не сплю, а сижу в Паурпоинт им верстаю.  Милый  дедушка, сделай
маркетинговую милость,  возьми  меня  отсюда  домой,  на  деревню себе,
 нету никакой моей возможности... Кланяюсь  тебе  в  ножки Буша и  буду
 вечно  бога молить, увези меня отсюда, а то помру..."
     Ванька покривил рот, потер своим черным кулаком глаза и всхлипнул.
     "Я буду тебе макеты верстать, - продолжал он, - хошь в Кореле,
 хошь в Фотошопе. А ежели думаешь, должности мне нету, то я Христа
ради попрошусь хоть в торговый отдел, али заместо какого Фрэнка в
 супервайзеры пойду. Дедушка милый, нету никакой возможности,  просто
  смерть одна. Хотел было управляющим партнером в агентство бежать,
да клиентский лист у них хилый и за годовой бонус шибко боюсь».
Тут Ванька вспомнил про свой прежний оклад и кисло усмехнулся. Тогда
 в почти что босоногую пору ему с головой хватало и тех малых денег.
Без съемной квартиры, без каждодневных трат на рестораны и сомнительные
 увеселения ночной Москвы. Усмешка сползла в грустную гримасу. Слезинка
 пробежала по его щеке и он продолжил. «А когда вырасту в большого
менеджмера на каком вашем програмистском заводе, то за это самое  буду
 тебя  в старости кормить  и  в  обиду никому не дам, а помрешь, назов
 твоим именем новый он-лайн сервис.
     А Москва город большой. Дома всё элитные и кайенов много,  а  десяток
почти нету и собаки не злые, а чаще совсем мелкие. В сумках сидят все время,
 не знаю как и гадят. В кепках норковых тут ребята не ходят и на метре
не издють, а раз я видал в одной лавке  на  окне  лампа продается, что
твой автомат золотой, такая дороже чем наша машина стоит. Девки тут все
больше тощие, белые волосом, да злые. Все бегут, куда не знаю. А в фашонах
 тут и тетерева, и рябцы, и кенгуру даже, а  в  котором  месте  их  стреляют,
  про  то не сказывают.
     Милый дедушка, а когда у вас будет распродажа большая,  возьми 
мне Мак белый с памятью на 2 гига и спрячь до приезду".
     Ванька судорожно вздохнул и опять уставился на окно. Он вспомнил,
 простую и понятную работу с региональными агентствами, щиты 3 на 6,
телевизионные статичные открытки, перетяжку на единственной центральной
 улице, мелкие, но приятные откаты. Сиденье в форумах целыми днями,
когда не дают бюджета… Вспомнил, как легко, как просто все решалось
 без разных ребрендингов, тимбилдингов и воркшопов. Как именем дедушки
 Котлера высмеивал он потешные региональные агентства и гоголем ходил
перед заезжими питерцами и москвичами.
     "Приезжай, милый дедушка, - продолжал Ванька, -  Христом  богом 
тебя молю, возьми меня отседа. Пожалей ты меня сироту несчастную, а то
меня все колотят и кушать страсть хочется, а трафик такой, что и сказать
 нельзя, всё плачу. А намедни групп-брэнд-менеджер велел мне стратегию
писать, так что засел я на пять дней и пять ночей и насилу очухался.
Пропащая моя жизнь, хуже собаки всякой... А еще кланяюсь  тренд-сеттерам
всем вашим.  Остаюсь твой последователь Иван Жуков, милый дедушка приезжай".
     Ванька свернул вчетверо исписанный  лист  и  вложил  его  в  конверт,
 Скраденный накануне в бухгалтерии...  Подумав  немного,  он  глотнул
Мартеля из потайного своего дьютифришнного запаса и написал адрес:

                           В США, Котлеру.

     Потом  почесался,  подумал  и   прибавил:   "трижды лауреату
ежегодной премии Alpha Kappa Psi".
Довольный тем, что ему не помешали писать, он надел кашемировое
пальто и выбежал на улицу. Метро закрывалось на вход через 20 минут.
Tags: Ахаха, Страшные сказки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →